Адрес: ул. Преображенская 38
Тел: 27-64-23, 27-39-44
Режим работы:
Пн,Вт,Ср,Чт,Пт,Сб 09:00-18:00
Вс ВЫХОДНОЙ
Главная > Секретный доклад в Главное Управление Воздушного Флота РСФСР от атташе русской делегации в Италии К. Акашева по поводу отказа Международной Федерации Аэронавтики на участие русских пилотов в международных соревнованиях и дальнейших действий со стороны России. 1922 г.

Секретный доклад в Главное Управление Воздушного Флота РСФСР от атташе русской делегации в Италии К. Акашева по поводу отказа Международной Федерации Аэронавтики на участие русских пилотов в международных соревнованиях и дальнейших действий со стороны России. 1922 г.

В 1921 г. атташе советской делегации в Италии по вопросам воздушного флота Константин Васильевич Акашев направил телеграмму в Женеву о желании советского аэроклуба принять участие в состязании на кубок Гордона Беннета. Сообщение осуществлялось через швейцарский аэроклуб. Однако 27 декабря секретариат соревнований ответил, что срок записи участников прошёл.

Новая попытка была предпринята в следующем, 1922 году. 12 мая Акашев вновь направляет заявку, однако, вновь опаздывает – регистрация закончилась 1 марта. Вновь выступивший посредником аэроклуб Швейцарии высказался в поддержку допуска советских участников к соревнованиям, однако Международная Авиационная Федерация (FAI, Fédération Aéronautique Internationale) не изменила своего решения. В аналогичной ситуации оказался австрийский аэроклуб, которому также отказали в записи вне срока, и он ограничился записью на предварительные состязания.

Ещё одной проблемой был 5-летний перерыв в связях между русскими авиаторами и ФАИ. Формально Россия не была исключена, однако и деятельность новых, советских пилотов никак не была Федерацией регламентирована. В частности, пилоты не имели лётных свидетельств (т.н. «бреве»), подписанных ФАИ.

Всё это Акашев изложил в своём письме в Главное управление Воздушного флота РСФСР от 31 мая 1922 г., копию которого получил и Николай Дмитриевич Анощенко. По мнению Акашева, в решении о недопущении советских воздухоплавателей были и политические причины – ФАИ находилась в Париже, «где большинство представителей Антанты». Также атташе волнует финансовый вопрос: должна ли Советская Россия при восстановлении своего членства в ФАИ выплачивать взносы за 5 лет.

Но сам Анощенко узнал об усилиях Акашева слишком поздно, и советские пилоты не смогли попасть даже на предварительные состязания, регистрация на которые проходила до 1 июля. 10 августа Николай Дмитриевич направил уже личное письмо президенту швейцарского аэроклуба, в котором он указывал, что русские кандидаты (Анощенко, Николаев, Ромашов, Карютин) хоть и выполнили требования ФАИ по пилотированию, однако не имеют бреве от Федерации, а звание пилотов им присвоено Главным управлением Красного Воздушного флота. Анощенко также интересовался, не может ли швейцарский аэроклуб выдать собственные свидетельства красным пилотам. Также просьба о содействии была отправлена председателю ФАИ.

10 февраля 1923 г. письма с просьбами сообщить условия участия в новом году были отправлены председателям аэроклубов Швеции, Франции и Бельгии. Ответ был прежним: лишь подтверждённые члены Международной Авиационной Федерации могут принять участие в кубке Гордона Беннета.

comments powered by HyperComments